Екатерина Юшкевич
время работы в арт-резиденции: январь-февраль 2017
Екатерина Юшкевич — художница с петербургскими корнями, уже несколько лет живущая в Москве. Инженер тепловых и атомных электростанций по первой профессии. Участвовала в образовательных программах фонда «ФотоДепартамент» (Санкт-Петербург) и училась в Институте проблем современного искусства (Москва). Проекты Кати показывались на групповых выставках на фестивале «Мода и стиль в фотографии» (2014), в параллельных программах десятой «Манифесты» (2014) и Московской биеннале современного искусства (2015), а также на фестивалях в Минске, Норильске, Красноярске, Казани и Петербурге. До приезда в «Дом Метенкова» художница уже успела поработать в резиденции Tokamak в Хельсинки.

«Если попробовать коротко сформулировать мой метод, то я бы сказала, что мне интересно создавать ситуации и дальше наблюдать за тем, как они будут разворачиваться. Ты кидаешь камень в воду и смотришь, как от него расходятся круги», — описывает свою художественную практику сама Катя.

В качестве основного средства документации Юшкевич использует в своих проектах фотографию. «Это неслучайно. Только фотография позволяет создать дискретное представление о событии с избыточным количеством деталей и случайных фактов, что дает пространство для интерпретации. В уже экспонированных проектах мне это кажется самым интересным — не то, что было показано, а слепые зоны, которые зритель заполняет сам».
«Я отправляла заявку в резиденцию в последний день, и у меня не было четко сформулированной задачи. Я была скептически настроена, потому что боялась не оправдать чьи-то ожидания и затраченные усилия, с одной стороны, а с другой — не хотела работать с уже знакомыми стратегиями. Я блуждала по Москве и рассказывала всем встречным, что поняла, какое это невыгодное предприятие — резиденция: едешь в мороз, чтобы два месяца бесплатно делать то, что уже и так умеешь и нигде больше не покажешь. В итоге, конечно, все было наоборот. Каждый раз, когда нужно было сделать выбор между надежным результатом и будоражащим экспериментом, мы выбирали второе. Но, главное, благодаря созданным в музее условиям я вспомнила, как важно заниматься собственными проектами и как легко можно себя этого лишить».
Екатерина Юшкевич
итоговый проект
«Хорошая история»
В своем проекте, сделанном в рамках пребывания в арт-резиденции «Дома Метенкова», Екатерина Юшкевич исследовала отношения между документом, памятью, историей и человеком.

Попав впервые на продолжительное время в уральскую столицу, художница попыталась найти себе место в системе локальных исторических и культурных координат, используя в качестве точек отсчета случайно услышанные рассказы, воспоминания незнакомцев и обрывки информации в интернете, так или иначе зафиксированные на фотографиях. Готовя «Хорошую историю», Катя работала со зрительскими и собственными догадками или даже иллюзиями, которые неизбежно появляются, когда человек видит некую фотографию в первый раз, а также с тем, что происходит, после того как изображение обрастает контекстом из припоминаний, версий и домыслов.

Что необычного скрывает кажущаяся столь знакомой фотография Вениамина Метенкова с видом на плотину и что разглядели в ней воспитанники екатеринбургского детско-юношеского клуба «Каравелла»? Кто запечатлен на фотокарточке 1960-х рядом с пятиметровым снеговиком, возведенным в ЦПКиО им. Маяковского, и сколько времени необходимо, чтобы построить такую снежную фигуру? Какая история стоит за снимком пассажирского Ил-18, катящегося по улицам старого Свердловска к парку имени Энгельса, и чем она закончилась? Какие воспоминания вызывают у его хранителя архивы фотостудии спорткомплекса «Динамо»?

Интуитивный и субъективный отбор сюжетов, которые стали стартом для работы, был принципиальным для автора, поскольку обещал надежную невыдуманную связь, мостик между биографией художника и историческим ландшафтом города. В «Хорошей истории» непостижимые в своей противоречивости и масштабности события, равно как и бытовые, несущественные, сводятся к индивидуальным, частным переживаниям их кем-то в прошлом и, что важнее, здесь и сейчас.
хорошая история № 1
Пятиметровый снеговик во дворе музея
Одной из фотографий, с которыми работала Екатерина Юшкевич, стал кадр, сделанный в 1966 году в ЦПКиО им. Маяковского. На снимке запечатлен огромный снеговик, а рядом с ним стоит маленький мальчик на лыжах.

«Хотя это было не так давно и произошло в крупном парке города, за два месяца мне не удалось найти ни одного человека, который бы этого снеговика вспомнил, — вспоминает Катя. — Включая даже того, кто изображен на самом снимке. Как если бы снеговика никогда не было. Или — мне больше нравится эта формулировка — он существовал только в пространстве фотографии».

По мнению художницы, сделать трехметрового снеговика кажется довольно простым занятием, не связанным с искусством, но через него можно обнаружить самые разные истории, например как зовут ребенка с архивной фотокарточки. «У меня появилась идея действительно слепить гигантского снеговика прямо во дворе „Дома Метенкова“ вместе с теми, кто участвовал в этом 50 лет назад, и с другими людьми, которым будет интересно повторить такой опыт сегодня. Это не ремейк старой фотографии, а новое совместное проживание события. Подобная история способна объединить людей разных поколений и профессий в простом порыве».

Для осуществления своей задумки художница приглашала горожан принять участие в совместной лепке огромного снеговика в музейном дворике. За месяц было организовано несколько таких сеансов.
Хорошая история № 2
Один из самых распространенных образов старого Екатеринбурга — снимок Вениамина Метенкова, сделанный в районе Плотинки — скрывает, по оценкам исследователей, стороннее вмешательство в изображение. Кажется, будто на фотографии выскоблена лодка или, возможно, только ее парус. Чтобы разобраться в этом, Екатерина Юшкевич в рамках работы над своим проектом отправилась за трактовками этого визуального сюжета к воспитанникам отряда «Каравелла», детской парусной флотилии с более чем 55-летней историей.
«Мы устроили тематический урок, — рассказывает художница. — Говорили про историю фотографии и историю корабельного спорта. В итоге ребята и руководитель отряда высказали свои версии, а я предложила им написать статьи о таинственной лодке, которые могли бы быть опубликованными в газетах того времени».

Хорошая история № 3
Авиаэкспонат в парке им. Энгельса
Другая история, с которой работала художница, связана с фотографиями транспортировки пассажирского самолета Ил-18 к месту его нахождения в парке Энгельса. Там железная птица простояла с 1977 по 1979 год. По словам очевидцев, везли Ил-18 из Кольцово через весь Свердловск. 12 февраля Екатерина Юшкевич организовала в парке акцию, на которую позвала жителей соседних домов, желающих поделиться своими воспоминаниями о необычном объекте. Во время встречи горожане рассказывали свои истории об авиаэкспонате и его трагичной судьбе, а также поделились редкими снимками горящего самолета. В рамках события также прошло подписание открыток с архивным кадром екатеринбургского Ил-18, которые были разосланы в другие города России — «чтобы вновь поднять самолет в воздух».
коллаборация
Итогом одного из многих опытов взаимодействия художницы Екатерины Юшкевич с локальным сообществом стала также фотоигра «Я и Екатеринбург», официально презентованная в августе 2017 года в рамках празднования 19-летия «Дома Метенкова». Автор проекта — Маша Конторович, участница ряда творческих лабораторий современного искусства и драматургии, ученица Николая Коляды. Курировала процесс создания этой работы Катя Юшкевич. «Я и Екатеринбург» — это не только игра, призванная развлечь добрых друзей или скоротать вечер в приятной компании, но и целое путешествие к самому сердцу города — его жителям, их воспоминаниям, знакомствам с новыми людьми и мегаполисом.
Медиа
1
Запись, сопровождавшая проект при экспонировании
2
Интервью с художницей Екатериной Юшкевич (It's My City, 19 января 2017 года)
3
Репортаж с одной из лепок снеговика в музейном дворе («Комсомольская правда», 1 марта 2017 года)
4
Рецензия на выставку «Хорошая история» (It's My City, 15 марта 2017 года)
Made on
Tilda